Интернет-приемная
Борьба с экстремизмом
План проверок деятельности органов местного самоуправления
Сводный план проверок 2012
Противодействие коррупции
Встречаемся у вечного огня
Геральдический знак
75 лет нашей профессии
Версия для печати

В 2016 году прокурорами выявлено свыше 19 тыс. нормативных правовых актов, содержащих коррупциогенные факторы

03.02.2017

Прокуратура Челябинской области подвела итоги работы за 2016 год по проверке нормативных правовых актов на предмет наличия коррупциогенных факторов и соответствия федеральному законодательству.

В 2016 году прокурорами проведена антикоррупционная экспертиза более 19 тыс. нормативных правовых актов и их проектов, выявлено 576 нормативных правовых акта и проектов, содержащих коррупциогенные факторы, из которых более 90 % одновременно противоречили федеральному законодательству.

В указанных нормативных правовых актах и проектах содержалось 823 коррупциогенных фактора, с целью исключения которых прокурорами внесено 17 требований, принесено 346 протестов, в судебном порядке оспорено 9 нормативных правовых актов.

В целях исключения коррупциогенных факторов на этапе нормотворчества, внесения соответствующих корректировок в проекты нормативных правовых актов прокурорами направлено 196 информаций, по результатам их такие факторы исключены.

В результате проделанной работы коррупциогенные факторы исключены из 471 нормативного правового акта и проектов, в отношении остальных работа продолжена.

Наибольшее количество коррупциогенных факторов выявляется в нормативных правовых актах, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также регламентирующих сферы государственной и муниципальной службы, вопросы земельного и бюджетного законодательства.

Вскрыты коррупциогенные факторы, устанавливающие для правоприменителя необоснованно широкие пределы или возможности необоснованного применения исключений из общих правил: принятие нормативного правового акта за пределами компетенции, широта дискреционных полномочий, отсутствие или неполнота административных процедур.

Также выявлены факторы, содержащие неопределенные или обременительные требования к лицу, предъявляемые для реализации принадлежащего ему права.

Около 71 % от общего количества коррупциогенных факторов выявлено в нормативных правовых актах и проектах, принимаемых исполнительными органами местного самоуправления и около 28% - представительными органами, что связано со значительным объемом муниципального правотворчества.

Работа в данном направлении продолжается.

 

 

 

Архив новостей