Интернет-приемная
Борьба с экстремизмом
План проверок деятельности органов местного самоуправления
Сводный план проверок 2012
Противодействие коррупции
Встречаемся у вечного огня
Геральдический знак
75 лет нашей профессии
Версия для печати

Конституционный Суд Российской Федерации признал не противоречащими Конституции Российской Федерации части 1 и 3 статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

28.03.2018

Разъясняет прокурор Калининского района г. Челябинска Рязанов Игорь Эдуардович

 

Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел дело о проверке конституционности частей 1 и 3 статьи 107 УПК Российской Федерации.

Гражданин, являющийся заявителем по данному делу, оспаривал конституционность следующих положений статьи 107 УПК Российской Федерации:

- части первой, согласно которой домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля; с учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение;

- части третьей, в силу которой домашний арест в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда в порядке, установленном статьей 108 данного Кодекса, с учетом особенностей, определенных его статьей 107.

Гражданин просил признать не соответствующими статьям 22 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации вышеуказанные положения в той мере, в которой ими допускается избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступлений небольшой тяжести, при отсутствии условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренных частью первой статьи 108 данного Кодекса, разрешающей применять заключение под стражу в качестве меры пресечения к подозреваемому или обвиняемому в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы, по общему правилу, на срок свыше трех лет.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22.03.2018 № 12-П оспариваемые нормы признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК Российской Федерации, в том числе с частью первой его статьи 56, в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных частью первой статьи 108 того же Кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Конституционно-правовой смысл положений частей первой и третьей статьи 107 УПК Российской Федерации является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

Постановление Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Архив материалов