План проверок деятельности органов государственной власти субъектов РФ
Борьба с экстремизмом
План проверок деятельности органов местного самоуправления
Сводный план проверок 2012
Противодействие коррупции
Встречаемся у вечного огня
Геральдический знак
75 лет нашей профессии
Версия для печати

Принцип открытости и гласности судопроизводства.

16.03.2015

В соответствии с положениями статьи 19 Конституции Российской Федерации, не допускается ограничение открытости и гласности судопроизводства, права на получение информации о деятельности судов по признакам государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности граждан либо в зависимости от их происхождения, должностного положения, и по другим основаниям.

Обеспечение открытости и гласности судопроизводства и доступа к информации о деятельности судов в уголовном процессе осуществляется в соответствии с требованиями статьи 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Разбирательство уголовных дел во всех судах открытое, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 241 УПК РФ. Закрытое судебное разбирательство допускается на основании постановления или определения суда в случаях, когда:

1) разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны;

2) рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста 16 лет;

3) рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство;

4) этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников.

Наличие в деле сведений, относящихся к частной жизни участвующих в деле лиц, не является безусловным основанием для принятия судом решения о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании, однако переписка, запись телефонных и иных переговоров, почтовые, телеграфные и иные сообщения лиц, а также материалы аудиозаписи, фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, носящие личный характер, оглашаются и исследуются в ходе открытого судебного разбирательства только при наличии согласия этих лиц на оглашение этих материалов.

Гласность обеспечивается возможностью присутствия в открытом судебном заседании лиц, не являющихся участниками процесса и представителей редакции средств массовой информации (журналистов).

Доступ к информации о деятельности судов обеспечивается также посредством предоставления лицам, присутствующим в открытом судебном заседании, как участникам процесса, так и лицам, не являющимся таковыми, представителям средств массовой информации права фиксировать ход судебного разбирательства. Положениями части пятой статьи 241 УПК РФ предусмотрено право лиц, присутствующих в открытом судебном заседании, вести аудиозапись и письменную запись.

Однако фотосъемка, видеозапись, киносъемка, а также трансляция по радио или телевидению хода судебного разбирательства могут осуществляться исключительно с разрешения суда. В таком же порядке допускается осуществление видеотрансляции хода судебного разбирательства в сети Интернет.

Если суд придет к выводу, что фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода судебного разбирательства не приведут к нарушению прав и законных интересов участников процесса, то он не вправе их запретить только по причине субъективного и немотивированного нежелания участников процесса такой фиксации.

С учетом требований части седьмой 7 статьи 241 УПК РФ провозглашение судебных решений осуществляется публично независимо от того, в открытом или закрытом судебном заседании проводилось разбирательство дела.

Несоблюдение требований о гласности судопроизводства в ходе судебного разбирательства (например, проведение всего разбирательства дела в закрытом судебном заседании при отсутствии к тому оснований) свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права и является основанием для отмены судебных решений.

Апелляционным определением Верховного Суда РФ от 15.08.2013 оставлен без изменения приговор Свердловского областного суда от. 26.02.2013 в отношении Кралина, осужденного по ч. 1, 2 ст. 222 УК РФ.

В апелляционных жалобах сторона защиты и осужденный оспаривали признание вещественным доказательством аудиозаписи разговоров на компакт-диске и заключение судебной фонографической экспертизы, а также изъятие образцов голоса Кралина в зале суда.

Отклоняя доводы стороны защиты, судебная коллегия указала, что по ходатайству государственного обвинителя компакт-диск признан судом вещественным доказательством. Свободный образец голоса Кралина, представленный эксперту, был получен в судебном заседании, где государственный обвинитель на основании ч. 5 ст. 241 УПК РФ производил аудиозапись, о чем были уведомлены суд и участники процесса. Сторона защиты при этом, не возражала против аудиозаписи государственным обвинителем показаний подсудимого.

Таким образом, открытость и гласность судопроизводства, своевременное и объективное информирование общества о деятельности судов являются гарантией справедливого судебного разбирательства, а также обеспечивают общественный контроль за функционированием судебной власти. Открытое судебное разбирательство является одним из средств поддержания доверия общества к суду.

Архив материалов